Жреческое

Среднее время чтения: 3 минут(ы)

Город стоит в метельном лихом дурмане —

Заспанный, индевеющий и ничей,

Изредка отдаваясь в моем кармане

Звонкой связкой твоих ключей,

К двери в сады Эдема. Или в Освенцим.

Два поворота вправо, секунд за пять.

Встреть меня чистым выцветшим полотенцем.

И футболкой, в которой спать…

* * *

Что-то верно сломалось в мире,

Боги перевели часы.

Я живу у тебя в квартире

И встаю на твои весы.

Разговоры пусты и мелки.

Взгляды — будто удары в пах.

Я молюсь на твои тарелки

И кормлю твоих черепах.

Твои люди звонками пилят

Тишину. Иногда и в ночь.

Ты умеешь смотреть навылет.

Я смотрю на тебя точь-в-точь,

Как вслед Ною глядели звери,

Не допущенные к Ковчег.

Я останусь сидеть у двери.

Ты уедешь на саундчек…

# # #

Словно догадка

Вздрогнет невольно –

Как же мне сладко.

Как же мне больно.

Как лихорадка –

Тайно, подпольно –

Больно и сладко,

Сладко и больно,

Бритвенно, гладко,

Хватит, довольно –

Больно и сладко,

Сладко и больно.

Мертвая хватка.

К стенке. Двуствольно.

Было так сладко.

Стало

Так

Больно…

# # #

Все логично: тем туже кольца, тем меньше пульса.

Я теперь с тоской вспоминаю время, когда при встрече

Я могла улыбчиво говорить тебе: «Не сутулься»,

Расправляя твои насупившиеся плечи,

Когда чтобы зазвать на чай тебя, надо было

Засвистеть из окна, пока ты проходишь мимо.

Чем в нас меньше простой надежды — тем больше пыла.

Чем нелепее все — тем больше необходимо.

И чем дальше, тем безраздельнее мы зависим,

Сами себя растаскиваем на хрящики.

Здравствуйте, Вера. Новых входящих писем

Не обнаружено в Вашем почтовом ящике.

# # #

Ставками покера.

Тоном пресвитера:

Вечером рокеры —

Днем бэбиситтеры.

Чтобы не спятили.

Чтобы не выдали.

Утром приятели —

Вечером идолы.

# # #

Я ведь не рабской масти — будь начеку.

Я отвечаю требованиям и ГОСТам.

Просто в твоем присутствии — по щелчку —

Я становлюсь глупее и ниже ростом.

Даже спасаться бегством, как от врагов

Можно — но компромиссов я не приемлю.

Время спустя при звуке твоих шагов

Я научусь проваливаться сквозь землю.

Я не умею быть с тобой наравне.

Видимо, мне навеки стоять под сценой.

Эта любовь — софитовая, извне —

Делает жизнь бессмысленной.

И бесценной.

P.S.

Хоть неприлично смешивать кантату с

Частушками — мораль позволю тут:

С годами мной приобретется статус,

И чаши в равновесие придут.

Согреем шумный чайник, стол накроем

И коньяку поставим посреди.

Устанешь быть лирическим героем —

Так просто пообедать заходи

Adblock
detector